Сегодня 22 июля 2017 г




Бизнес-навигатор МСП


Бизнес-навигатор МСП


Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Краснодарском крае


Федеральная Налоговая Служба


ГУ МЧС России по Краснодарскому краю


Оценка регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов


Экспертиза нормативных правовых актов Краснодарского края


Инвестиционные предложния




Вступить в Деловую Россию

Общероссийский народный фронт

Большое правительство.РФ

Официальный сайт для размещения информации о торгах

Ассоциация индустриальных парков

Инвестклуб

Инвестиционный климат

Оценка регулирующего воздействия

Налоговый маневр

Календарь событий
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31EC
Вести из центра
15.06.2016

Печатный станок давно включен и работает на полную мощность

Борис Титов защищает права предпринимателей уже четыре года, на посту бизнес-омбудсмена он добился определенных успехов, но говорит о том, что у него недостаточно инструментов, чтобы улучшить инвестклимат в России. О том, что нужно сделать, чтобы у бизнеса появился драйв работать на родине, для чего экономике необходимы дополнительные полтора триллиона рублей, какие изменения нужны в налоговой и пенсионной системе и какой будет Россия после выборов 2018 года, Титов рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Дарья Станиславец.

— Экономика России никак не может перейти к стадии роста, чиновники, экс-чиновники и ЦБ говорят о необходимости проведения структурных реформ. Недавно прошло заседание Экономического совета при президенте России. В чем должны заключаться эти реформы, по вашему мнению?

— Мы свои предложения в рамках программы «Экономика роста» представили президенту, а до этого премьеру. Мы придерживаемся той идеи, что нужна комплексная, системная, среднесрочная программа реформирования экономики, по существу — перехода от экономики сырьевой к конкурентной, а для этого нужна смена экономической политики — переход к политике активного стимулирования инвестиций, развития рынка, промышленности, сельского хозяйства, инновационной сферы.

Мы предлагаем провести реформы по десяти основным направлениям, включая налоги, тарифы, судебную систему, реформирование контрольной-надзорной деятельности, внешнюю экономическую политику, которая подразумевает максимальную открытость и перезагрузку отношений с Западом. По большинству — девяти направлениям — мы очень близки к пониманию с нашими основными оппонентами, условно ее можно назвать командой Кудрина, которая уже на протяжении 15 лет управляет экономикой страны.

Но одна часть нашей программы вызывает серьезные разногласия.

Так вот, камень преткновения — денежно-кредитная политика. Они предлагают продолжение все той же жесткой финансовой политики, политики макроэкономической стабилизации, по существу, политики твердого стояния на месте.

Они всегда ратовали за институциональные реформы, но никто их так и не провел. Они всегда говорили, что нужна макроэкономическая стабилизация, но инфляцию они за столько лет так и не побороли. Они всегда говорили о необходимости создания резервов, только вопрос, зачем они нужны, если лежат мертвым грузом на западных счетах?

А мы говорим о росте, о движении вперед, о том, что нужна новая экономика, которая не зависит от нефти, а базируется на конкурентном рынке, развивается за счет развития тысяч частных предприятий. Для роста нужны серьезные реформы, активная экономическая политика государства по стимулированию инвестиций, но в первую очередь доступные и долгосрочные кредитные ресурсы. Мы считаем, что правительство должно стать триггером развития, запустить инвестиционный процесс, кредитование реального сектора экономики через специальную программу, которую мы назвали «Количественное смягчение по-русски», аналоги которой реализуются во многих странах мира — США, ЕС, Японии, Китае.

Мы предлагаем 1,5 триллиона рублей по специальным связанным каналам, которые гарантируют целевое использование денег, направить на проекты в реальном секторе экономики. Связанные каналы — это институты развития, но не ВЭБ, конечно, а эффективные институты, которые уже созданы, как Фонд развития промышленности, или те, которые предстоит создать, но по правилам и с учетом опыта самых эффективных примеров в мире, — о проектном финансировании, о развитии ипотеки и так далее. Речь идет о тысячах конкретных окупаемых проектах частных компаний, а не о финансировании дороги Москва-Казань или других глобальных проектах, которые никогда не окупятся.

При этом мы уверены, что эти деньги не окажут никакого влияния на инфляцию, мы это гарантируем. Потому что эти деньги, во-первых, возвратные, это кредиты, во-вторых, это деньги небольшие по сравнению с общим объемами ресурсов в экономике в целом, это небольшое увеличение денежной массы, которое к тому же будет компенсировано новой добавленной стоимостью, создаваемой в каждом проекте.

Меня и Глазьева (Сергей Глазьев — советник президента РФ — ред.) обвиняют в том, что мы хотим включить печатный станок. Некорректно это, включить его нельзя — он уже включен и работает на полную мощь уже три года как. Больше 8,4 триллиона рублей было за это время выпущено в оборот, и большая часть этих средств была направлена на поддержку банков, которые практически ничего не вложили в реальную экономику.

Кстати, предложение ЦБ выпустить ценные бумаги ОФЗ, чтобы банки их выкупили под гарантированную доходность, считаю просто контррыночной мерой. То есть, вместо того, чтобы стимулировать, вкладывать эти деньги в реальный сектор, речь идет о том, чтобы эти деньги изъять из экономики и дать еще банкам на них заработать. Это поддержка прежде всего крупных банков, таких как «Открытие», ВТБ и другие.

— По вашему мнению, идея докапитализации банков через ОФЗ на 1 триллион рублей, который выдавались под кредитование различных проектов, не сработала?

— Сейчас этого не происходит, ничего не происходит. У нас сокращается количество кредитов. Если в 2014 году это было 52% кредитов от ВВП, то сейчас это 48%. Количество выданных кредитов реальному сектору экономики сократилось.

Наше предложение — поддержать конкретные проекты. Увеличение денежной массы на 1,5 триллиона рублей приведет к тому, что создастся не менее 1,7 триллиона рублей добавленная стоимость, ВВП вырастет уже в ближайшие годы до 4-5%.

— Есть ли в правительстве те, кто поддерживает эту идею?

— На сегодня в экономическом блоке, я думаю, нас поддерживают много людей, нас поддерживает Минсельхоз, Минпромторг, те, кто реально занимаются производством. Минэкономразвития заняло позицию «ни туда, ни сюда».

Но руководители Минфина, Центрального банка не поддерживают. Они считают, что их задача — стабилизация, а не рост, нужно правильно стоять, пока не будут реализованы институциональные реформы, пока не поднимется цена на нефть, ни в коем случае не двигаться вперед.

— Со стороны президента и премьера есть поддержка?

— Премьер дал поручение создать межведомственную рабочую группу (по рассмотрению положений нашей концепции. — ред). Работа завершена — мы подготовили концепцию среднесрочной программы и ждем от него поручения, чтобы при Аналитическом центре правительства, на базе этой рабочей группы начать на базе концепции разрабатывать уже саму программу «Экономики роста». То есть вести конкретные расчеты, сделать дорожные карты, оценить влияние одного направления на другое, определить объемы необходимых инвестиций, это серьезная работа. Мы хотим такого поручения от премьер-министра, и мы его ждем.

— А от президента какая поддержка вам необходима?

— Пока для нас было самое важное, что за 15 лет полного доминирования одной экономической концепции на верхнем уровне нам впервые удалось показать какую-то альтернативу. Поэтому для нас очень важно, чтобы нас услышали, поставили в первый ряд обсуждаемых идей. Конечно, мы ждем реакции (президента — ред), но мы поэтапно идем к реализации нашей программы.

— Сколько времени у вас займет формирование самой программы?

— Если сегодня все пойдет нормально, то с 1 января мы сможем приступить к ее реализации. Это будет документ в виде среднесрочной программы развития экономики, над дорожными картами надо будет еще поработать, но, в принципе, с начала нового года можно будет уже приступать — писать конкретные законопроекты. Конечно, реализация ряда инвестиционных предложений займет более длительное время, но некоторые вещи очень быстро повлияют на экономику, например выход малого бизнеса из тени — это можно сделать за считаные месяцы, если люди поверят, что мы изменения проводим в их пользу. И эта мера сразу даст прибавку не менее 1% к ВВП. Есть и в промышленности многие вещи, которые можно реализовать в течение года-двух.

— На какой площадке вы планируете реализовывать свою программу?

— Вполне нормальная площадка для разработки нашей программы — это Аналитический центр правительства. Но реализована она может быть, если ему придадут новые возможности, например будет специальный регламент принятия решений, быстрого изменения законодательства.

— Идея создания Администрации роста в целом поддержана президентом и премьером?

— Пока мы 100%-ного подтверждения не имеем, но мы добиваемся своего.

— На заседании экономсовета у президента какие вопросы вызвали наиболее оживленную дискуссию?

— Серьезных дискуссий не было. Мы изложили наши концепции. Президент нас выслушал, но никаких поручений дано не было. Нам было сказано, что необходимо обратить внимание на «гаражную экономику», на то, что надо сделать, чтобы вывести микробизнес из тени. У нас все ответы есть — они изложены в программе «Экономики роста».

— По вашему мнению, к кому больше прислушался президент на экономсовете? К вам или к Кудрину?

— Не было такого ощущения, что он прислушался к кому-то больше. Но было ощущение, что к нашим идеям он отнесся с вниманием.

— Концепцию «Экономики роста» вы формировали совместно с Сергеем Глазьевым. Многие его критикуют за идеи введения валютного контроля в стране. Разделяете ли и вы такую точку зрения?

— Я против каких-либо жестких государственных ограничений на движение капитала и валютного контроля. В этом мы с ним не сходимся. Глазьев поддержал нашу программу, привнес много идей, но с некоторыми идеями мы не согласны, например с фиксацией курса, введения жестких валютных ограничений, ну и, конечно,мы не разделяем его воззрений на Запад и теорию о мировом заговоре против России.

— Когда планируется очередное заседание экономсовета?

— Заседания планировались раз в квартал. Скоро будет следующее заседание. Детали повестки пока назвать не могу.

— Ранее была создана новая площадка для взаимодействия бизнеса, правоохранительных органов и администрации президента. Когда состоится новое ее заседание? Какие предложения вы готовите?

— Мы свои предложения направили, часть из них услышали, часть нет. Например, мы предлагали, чтобы прокурор принимал решение об аресте, чтоб без его согласия арест предпринимателя был невозможен. Сейчас прокурор, выступая против, например, как в деле Каменщика, ничего не может сделать. Прокурор должен иметь решающее слово по арестам. Мы говорили о введении суда присяжных по 159 статье, о принятии закона об экспертизе.

— Будете ли вы выносить вопрос о деле Каменщика на рассмотрение этой площадки?

— Мы, как институт уполномоченного, не участвуем в этой площадке. Существует решение, что мы должны заниматься конкретными вопросами, а площадка будет заниматься системными вопросами. У нас есть еще инструмент межведомственной группы при прокуратуре, куда входят следственные органы, МВД, там мы обсуждаем конкретные проблемы и помогаем конкретным людям.

По Каменщику (Дмитрий Каменщик — совладелец аэропорта «Домодедово» — ред.) мы написали обращение президенту, но ответа пока не получено. Так же, как и по Полонскому (предприниматель Сергей Полонский — ред.). Мы дела этих предпринимателей провели через нашу экспертизу — через центр «Бизнес против коррупции». Мы считаем, что ни тот ни другой не виноваты. Обвинения, которые им предъявляются, необоснованны.

Может быть, Полонский и неправильно вел бизнес, хаотично, но мы разобрались. Он не несет ответственности перед дольщиками, ее несут те, кто выкупил эти проекты. Он вообще ни в чем не виноват.

Что касается Каменщика, то ему предъявляют обвинения по натянутой статье, которая не имеет отношения к безопасности аэропорта. То, что он якобы неправильно оказывал услугу людям, это из пальца вытянутое обвинение.

Кстати, у нас за последний месяц троих предпринимателей освободили от уголовного преследования — Грачева в Красноярске, Роцько в Московской области, Дроздова в Калмыкии. Институт уполномоченного работает, но, к сожалению, его эффективности недостаточно, чтобы изменить экономику страны.

Читать полностью на РИА Новости…

 
 
 

Адрес: ул. Рашпилевская 157, 7 этаж, кабинет 9
Тел.: (861) 277-35-19 доб. 40
E-mail: deloros-krd@mail.ru

Top